Март 23 08:00

Василий Ломаченко о бое 2 мая, Ригондо, Санта Крусе и своей карьере

  • Понедельник, 23 марта 2015 08:00
Оцените материал
(1 Голосовать)

Чемпион мира по версии WBO в полулегком весе 27-летний украинец Василий Ломаченко  выйдет на ринг 2 мая в Лас-Вегасе (штат Невада, США) против обязательного претендента на его титул 28-летнего пуэрториканца Гамальера Родригеса. Этот бой пройдет в рамках большого боксерского вечера, главным событием которого станет поединок между лидерами P4P Флойдом Мейвезером-младшим и Мэнни Пакьяо.

— Поздравляю с поединком в рамках вечера Мейвезер-Пакьяо. Каким образом ты впервые узнал, что будешь драться в этом вечере?

— Мой менеджер Эгис Климас сказал мне, что я буду драться в следующем вечере Мэнни Пакьяо еще до того, как стало известно, кто станет его следующим соперником.

— Это уже второе появление в андеркарде Мэнни Пакьяо. Твой прошлый поединок был в рамках Пакьяо-Алгиери. В чем будет отличие?

— Я знаю, что с этим боем я стану частью истории, поэтому я очень рад и благодарен, что я буду в этом большом шоу. Я уже начал подготовку в калифорнийском Окснарде, и я буду здесь до тех пор, пока не настанет время отправиться в Лас-Вегас.

— В прошлом поединке ты травмировал руку.

— В данный момент она в полном порядке.

— Расскажи о сопернике, с которым ты встретишься 2 мая.

— Я буду драться с Гамальером Родригесом. Он — очень хороший боксер, и выиграл 17 боев подряд. Должен получиться хороший поединок.

— Ты смотрел его бои?

— Я посмотрю максимально возможное количество его боев. Думаю, что смотреть видео очень важно, потому что ты можешь увидеть что-то, из чего можно извлечь преимущество, или заметить ошибки, которые дадут тебе преимущество.

— Некоторые люди говорят, что к твоей карьере применили излишне торопливый поход, а ты не заслуживаешь подобных шансов. Как ты ответишь на это?

— Для меня абсолютно неважно, что говорят люди. Критики будут всегда, а некоторые из них не могут сделать ничего лучше, чем покритиковать, но я — боксер. Мое дело — это бокс, и быть настолько хорошим боксером, насколько это возможно.

— Критика усилилась, когда ты проиграл Орландо Салидо. Что ты думаешь об этом поединке сейчас?

— Не хочу думать об этом бое. Не люблю смотреть назад. Единственное, что скажу — я с удовольствием проведу реванш. Уверен, что на этот раз результат будет другим.

— Ты вынес для себя из этого поединка что-нибудь, что сделало тебя лучше?

— На удивление, я вообще не думаю об этом бое. Я считаю, что для того, чтобы победить чемпиона, тебе нужно сделать это убедительно. Ты должен победить его так, что никто не поставит это под вопрос. По поводу этого не должно быть никаких споров. Может быть, я и победил его, но теперь это неважно, потому что я не сделал это убедительно. Я могу сколько угодно говорить, что победил его, но правда в том, что поскольку это было не столь очевидно, то значит этого и не было.

— Думаешь, нехватка профессионального опыта тебе навредила? Там были удары ниже пояса, и они тебя беспокоили.

— Конечно. Не хочу критиковать рефери, но если бы он предупредил его несколько раз, то бой мог сложиться иначе. Но как гласит одна русская поговорка: «После драки кулаками не машут».

— У тебя потрясающая любительская карьера. Какой момент был самым лучшим?

— Самый запоминающийся момент — это когда я выиграл первую золотую медаль на Олимпийских играх 2008 года в Пекине. После финалов мне вручили кубок как самому яркому боксеру Игр. Это самый большой момент в моей жизни, и я всегда буду помнить, как я чувствовал себя в тот день. Это моя самая большая победа.

— После этого ты решил не переходить в профессионалы. Почему?

— Это решение было не только моим. Мой отец помог мне с этим решением. Его аргументы пересилили мои, и мы решили подождать. Мой отец сказал, что слишком рано [переходить в профессиональный бокс], я был не готов, и я послушал его.

— Если бы решение зависело только от тебя, ты перешел бы?

— Не могу сказать наверняка, но я всерьез это рассматривал. Однако мой отец привел несколько хороших доводов.

— Какие именно доводы?

— Мой отец многое знает о боксе, он сказал, что тело продолжает развиваться до 25 лет. Когда я выиграл первую медаль, мне было 20 лет. Мне все еще нужно было заматереть.

— Что ты думаешь о Гильермо Ригондо?

— Хороший и сильный боксер. Отличная любительская карьера. Очень умен и техничен.

— Я как-то спросил Ригондо о бое с тобой, но он ответил, что рассмотрит этот бой, только если ты спустишься в его вес.

— Тогда это проблема. Насколько я знаю, это его люди бросили мне вызов. Мы никогда не выходили с ним на связь. Со своей стороны не думаю, что хорошо говорить о ком-то, кто меньше тебя по весу. В то время я не собирался говорить ему, чтобы он поднимался в мой вес. У меня тогда не было профессионального опыта. Кот я такой? Теперь я являюсь чемпионом мира, все иначе, и у меня теперь есть право голоса. Если он хочет, чтобы я спустился в его вес или в промежуточный вес, то мне это неинтересно.

— Почему не встретиться в промежуточном весе?

— Я верю в официальные весовые категории. Я уважаю пояса и весовые категории. Они не просто так придуманы. Он говорит, что все его боятся, и никто не хочет с ним драться в 54 кг. Вот он я в 57 кг. Если ты говоришь, что ты лучший, ты расчистил дивизион, поднимись на категорию верх и проведи бой со мной. Не думаю, что 3 килограмма — это такая большая проблема. Мэнни Пакьяо дрался в восьми разных весовых категориях. Не вижу проблемы в том, чтобы он поднялся. Он считает, что он лучший, уровня P4P. С кем он дрался, кроме Донэра? Скажите мне.

— Ты смотрел его бой с Амагасой в Японии?

— Да, видел, как его два раза отправили в нокдаун. Что он там такого показал?

— То есть ты не спустишься вниз?

— Никогда не спущусь вниз. Я и так спустился в тот вес, в котором был [на своих первых] Олимпийских Играх. Сколько еще я могу спускаться? Предположим, я спущусь, но тогда у меня не будет сил и мощи. В данный момент все зависит от него. Если он хочет драться со мной и доказать, что он лучший, тогда пусть поднимается, но я не могу его заставить. Если он решится, то я буду рад с ним встретиться. Для меня это будет честь.

— Что думаешь о Лео Санта Крусе?

— Не видел его боев, только лучшие фрагменты. Бокс — это спорт и бизнес, но для некоторых людей это только бизнес. Для меня это спорт. Я хочу драться с теми, кто хочет драться со мной. Я уже доказал, что хочу только больших боев. К сожалению, это не всегда возможно. Другие люди видят в этом только бизнес. Вот поэтому я уважаю любительский бокс. На Олимпиаду приезжают 70 боксеров со всего мира и дерутся до тех пор, пока не осталось соперников. Есть первое место, второе и третье. Профессиональный бокс сильно отличается.

— Давай поговорим о бое с Гари Расселлом. Как ты думаешь, почему ты так легко доминировал в бою?

— В ринге боксер делает только то, что ему позволяет соперник. У Расселла были легкие соперники, которых ему специально подбирали. Как можно ценить боксера по боям с такими соперниками? Затем он встретился со мной, с тем, кто знает и понимает бокс. Результат известен.

allboxing.ru

Авторизуйтесь, чтобы получить возможность оставлять комментарии